Прохожий (prokhozhyj) wrote,
Прохожий
prokhozhyj

Categories:

На мещёрских торфах

 

      Вернулся из Мещёры, из противопожарного волонтёрского лагеря на Кондровом болоте под Тасинским, в Мещёрском национальном парке. Там торф горит. Старые, сухие как порох, торфяники. Собственно, мещёрская эпопея длится с 14 июня, когда по просьбе директора нацпарка (видал его, феерический мужик) Дружина охраны природы Биофака МГУ и "Точка роста" из Владимира при участии "Гринпис России" организовали там этот лагерь. Про него, если кто захочет, можно много найти тут. За это время были ликвидированы большие прогары собственно на торфовых полях, а сейчас давят очаги чуть в стороне, под молодыми берёзками, растущими на торфе около леса (в который огонь надо категорически не пустить). Вот тут.


      В лагере есть постоянный народ, и люди, подскакивающие на выходные. Вот на последних выходных я там и был.




      Да, сразу скажу, что тут не только дым, но и туман на этих вот фотографиях. Ну а дальше будут кое-какие слова и много картинок под катом (ну и пару наружу выпущу). Кому интересно, скажу пару слов о торфе. Его главная поганость состоит в том, что, раз затлев, он будет тлеть, не взирая ни на какие дожди наверху, и горение это может уходить далеко вглубь. Чтобы его залить, в прогар надо вбухать много-много воды, да ещё превратить очаг в некое подобие киселя, порушив все сколько-нибудь крупные куски. Тогда погаснет. Ну а так огонь бродит под землёй, сжигая корни деревьев, отчего те падают или умирают стоя,


потом от торфа затлеет что-нибудь наверху,


ящеркой выскользнет на поверхность открытый уже огонь, и, по сухим погодам вроде нынешней (в Мещёре две недели уже без дождей), мгновенно подпалит всё кругом и радостно побежит по траве в лес. Дальнейшее понятно.





      Ну так вернёмся к лагерю. Стоит он посреди огромной, пропечённой солнцем торфяной пустоши, на краю больших прогаров, которые пролечили потушили в первую очередь. Теперь там только горелая земля, умершие деревья, а местами – пятна прогоревшего в жёлтую пыль бывшего торфа, из которого 600 °C вышибли всю органику. И бегающие по пустоши ветерки закручивают эту мёртвую пыль в жёлто-бурые смерчи.








      Командует тут главный в ДОП по пожарам Артём Зименко.


      Под самым лагерем находится тупик канавы с водой, откуда помпами качают воду на тушение. Это её единственный доступный источник. Воды мало, а нужна её прорва, и от отсутствия дождей её не добавляется. Так что приходится объяснять живущим выше по канаве бобрам, что при таком раскладе надо делиться (ничего, потом починятся), а мой приезд начался как раз с того, что мы с напарником ставили помпу на дальней дамбе, чтобы можно было перекачивать воду в нашу канаву из другой.








      Тем временем люди с ранцевыми огнетушителями уходили в тот самый лесок отлавливать выскакивающие из-под земли огоньки и не давать им разгуляться наверху. Когда тушат подсохшие берёзки, пахнет баней.










      А в.п.с. поставили в группу, которая тянула от той самой канавы линию пожарных рукавов (с двумя промежуточными помпами по дороге), чтобы можно было достать до леска и работать там уже стволами по собственно прогарам.










      Волновались, что не достанем или что помпы не вытянут, но и достали, и вытянули. И, пока люди с ранцами продолжали отлавливать открытый огонь, стволы пошли небыстро, но обстоятельно месить прогары в грязь... В следующие дни это всё продолжалось, причём первая смена топала в лесок к шести утра, чтобы зацепить побольше дня.


Соответственно, подъём был ещё раньше...










(фото raniel_glorlas)










(эта самодовольная оранжевая чушка широко известна как ёпс: "ёмкость пожарная столитровая", ранцы наполнять)




      Вот. А ещё было ночное бдение на низовом пожаре в Ягодино, но о нём не сейчас, а то и так что-то гигантское получилось... Как там у классиков было? Три дня полной жизни?

 
Tags: ДОП, дымные_дни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments