Прохожий (prokhozhyj) wrote,
Прохожий
prokhozhyj

Category:

Torquaratoridae

 
      Наконец-то я могу с чистой совестью вывесить самую, наверное, крышесносную фотографию из рейса НИС "Академик М.А. Лаврентьев" на беринговоморский подводный вулкан Пийпа в 2016 году. Благо давеча картинка была опубликована1, и блюсти её невинность более не требуется.


Фото ТПА "Команч-18" ННЦМБ ДВО РАН. Картинка кликабельна.

      ...Началась эта история давно, в середине XX века, когда на неясные ещё глубоководные фотографии впервые попали странный червеобразные существа с широким воротничком, оставлявшие на дне огромные петли и спирали из фекальных шнуров. Тогда их сочли представителями новой группы полухордовых, промежуточной между кишечнодышащими (Enteropneusta) и крыложаберными (Pterobranchia). И долго-долго не могли поймать. Первого такого червя добыли только в 2002 году, и оказалось, что это всё-таки не новая группа, а честные Enteropneusta, правда, достаточно своеобразные, за что их выделили в отдельное семейство Torquratoridae (подробнее я писал про это тут). С тех пор было добыто и описано ещё несколько их видов, на в общем Torquratoridae продолжали оставаться редкостью и немножко глубоководной экзотикой.
      И вот в 2016 году мы работали на вулкене Пийпа с телеуправляемым подводным аппаратом "Команч". В частности, в планах было протащить фототранссекту от подножия массива Вулканологов до макушки вулкана, с глубины 4278 м до 349 м. И склон преподнёс сюрприз... Когда аппарат был на глубине 2582 м, на мониторах в кормовой лаборатории "Лаврентьева", на которые шла картинка с "Команча", появились красные придонные медузы, явно ведущие бентопелагический образ жизни. Они сидели на грунте, а при приближении аппарата вспархивали с него и начинали скакать вокруг встревоженными красными колпачками. Постепенно их численность возрастала, и начиная с глубины 2470 м они стали попросту массовыми, определяющими «лицо» сообщества. В любой момент на мониторе были видны десятки красных медуз. Но и это, феерическое само по себе, зрелище оказалось лишь прелюдией к дальнейшему. Когда на глубине 2299 м склон перешёл в осадочную террасу, и на ней мелькнул Torquratoridae, это событие вызвало умеренный ажиотаж. Но тут вслед за первым червём на экране появился второй, а за ними – третий и четвёртый. И понеслось... Оказалось, что склон в диапазоне глубин 2290–1830 м занимает массовое скопление Torquratoridae, которые встречаются не только на осадочных, но и на каменистых фациях, и, наряду с упоминавшимися выше придонными медузами и очередными голотуриями, оказываются руководящими формами сообщества. Донное сообщество из энтеропнеустов и медуз! И даже выше зоны массовой численности кишечнодышащие продолжали играть важную роль в сообществе вплоть до 1750 м (отдельные их представители встречались даже на глубине 1700 м). Представьте: десятки и сотни существ, долгое время считавшиеся таинственными, лежали на дне буквально друг на друге, покрывая ил вокруг таинственной вязью своих фекальных шнуров... Это было незабываемое зрелище, это был один из тех моментов, который на годы вперёд окупает всю рутину научных работ. Разумеется, была предпринта попытка собрать нескольких «червей». И удивительные пилоты «Команча» сумели, орудуя железной рукой-манипулятором, поднять со дна, как щенков за шкирку, несколько небольших животных, по консистенции лишь немногим более прочных, чем кисель, и благополучно сложить в контейнер.


      Естественно, они оказались новым видом. Но это уже не моя вахта.
 
_____________________
1) Галкин С.В., Виноградов Г.М. 2019. Видим дно! // Природа. № 6 (1246). С. 16–22.

 
Tags: "Лаврентьев", science, the_sea, живой_Океан, звери
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments