Прохожий (prokhozhyj) wrote,
Прохожий
prokhozhyj

Categories:

Бензинчику на вентилятор :)

 
      Написал я тут по мотивам недавно шумевших зоосистематических баталий про "фотомуху" и иже с ней заметку в "Химию и жизнь". Вот недавно вышла. Но благо там показывают только начало, выложу тут её целиком. Выкладываю по своему файлу, так что последние редакторские правки могут не совпасть. Начиная с названия, ибо журнал решил, что слово "типы" будет путаться с типами в систематике, и поменял заголовок на "Виды без эталонов". Я тут, пожалуй, оставлю старый. Если кому нужна библиографическая ссылка на журнальную версию, то она вот: Виноградов Г.М. 2019. Виды без эталонов // Химия и жизнь – XXI век. № 5 (2019). C. 20–22.

Виды «без типов»

      Недавно в тихом мирке зоологов-систематиков произошёл шумный скандал. Иcтория эта началась 1 декабря 2014 года в заповеднике Ндумо в Южной Африке, где канадским зоологом Стефеном Маршаллом была замечена и сфотографирована необычная муха-жужжала, мимикрирующая под местную пчелу Xylocopa flavicollis. Муха вытерпела фотосессию, но вот попытку её поймать не оценила и удрала. Бывает. Проблема, однако, оказалась в том, что, судя по фотографиям, муха принадлежала к редчайшему роду Marleyimyia, для двух других видов которого были известны всего три пойманных экземпляра, и при этом явно относилась к новому виду этого рода, ибо разительно отличалась по окраске. И описать бы её, как новый вид, но ведь муха-то улетела. А по существующим правилам основой для описания вида является его типовой экземпляр, голотип, становящийся своеобразным эталоном, с которым в дальнейшем можно сравнивать других животных. Обычно голотипы бережно хранятся в музейных коллекциях. Так что, выходит, не судьба...
      Но Маршалл вместе со своим соавтором, Нилом Эвенхайсом из США, решают пойти ва-банк. Дело в том, что в Международном кодексе зоологической номенклатуры (ICZN) есть статья 73.1.4, которая гласит, что "обозначение изображения единственного экземпляра в качестве голотипа должно рассматриваться как обозначение экземпляра, изображенного на рисунке; то обстоятельство, что этот экземпляр более не существует или не может быть найден, само по себе не делает обозначение невалидным". Понятно, откуда она появилась: с коллекциями порой случается разное. Музеи, бывает, горят или рушатся под бомбами очередной войны, препараты могут затеряться и пропасть (а потом могут вдруг и найтись, запутав всех окончательно!)... Редко, но бывает. И типовой экземпляр может быть утрачен. Но не объявлять же несуществующим описанный по нему вид? И вот эта статья Кодекса, введённая затем, чтобы оставить действительными описания таких видов (а так же некоторых видов из ранних времён таксономии, когда выделением типового экземпляра просто порой не озабочивались, ограничиваясь картинками), формально позволяет считать сфотографированный экземпляр тем самым голотипом, который не может быть найден! И вот на этом основании в 2015 году авторы публикуют по имеющимся фотографиям описание нового вида Marleyimyia xylocopae.
      При этом они сопровождают свою статью обширным предисловием, в котором пишут, что в наше время, когда, с одной стороны, появляются всё новые (и нельзя сказать, что всегда неоправданные) ограничения на сбор и трансграничные перемещения зоологических коллекций, а с другой стороны, стремительно растёт число качественных, с высоким разрешением, макрофотографий, такие описания оправданы и должны вводиться в практику, если собственно зафиксированный образец (несомненно, желательный) получить не удаётся. И грянуло...
      Вспыхнувшая дискуссия о том, правомочно ли такое решение, и если да, то что из него вырастает для систематики, раскручивалась от страниц таких уважаемых журналов, как "Nature" и "Zootaxa", до споров на форумах. Выяснилось, что решение Маршалла и Эвенхайса вроде бы действительно было формально корректным. Во всяком случае, попытки обосновать его некорректность другими статьями Кодекса выглядели откровенно натянутыми и неубедительными. Гораздо серьёзнее смотрелись возражения, что так делать нельзя, ибо при отсутствии сохранённого экземпляра невозможно применить ряд методов, как известных сейчас (ту же молекулярную систематику), так и могущих появиться в будущем. Кроме того, на фотографиях, конечно, видны многие важные признаки, но не все, и сравнить ту же структуру гениталий описанного вида (важный признак у насекомых) с таковой у соседей уже невозможно. Ну и опять же, до какого качества фотографий так можно съехать, и не захлебнутся ли нормально описанные виды в цунами имён-по-картинке и скоро ли появится описание снежного человека по неясному фото?
      С другой стороны, Маршалл и Эвенхайс были во многом правы в том, что надо что-то делать с хорошо сфотографированными, но не пойманными откровенно новыми видами. Да, генетический анализ по фото, конечно, не сделать. Но это, в конце концов, не фатально, его нельзя сделать и по многим старым голотипам (например, многие виды рачков описаны по препаратам с их конечностями, залитыми в отвердевшую смолу). Или уж тогда надо не спорить о картинке/образце, а взять и прописать в Кодексе, что с такого-то числа виды без молекулярного анализа не описываются. А что до качества описаний и фотографий, так на то и есть peer-reviewed journals и рецензенты в оных. Что же до видов, при описании которых, скажем, нужна внутренняя анатомия, и фото-способ для которых явно не годится, то для них и при наличии голотипа статью, где рассматривается только внешняя морфология, тоже завернули бы. А формально переданные в музей голотипы случаются ведь и вполне «неправильные», скажем, безнадёжно повреждённые или «не того пола» (допустим, самка вида, определение которого ведётся в основном по самцам), но это почему-то никого не смущает... Ну и жизнь не стоит на месте, техника (и в том числе доступная фото-техника) развивается, и не дело науке застывать с в состоянии прошлого века, а надо уметь отвечать на вызовы времени и использовать новые возможности.
      ...На самом деле Маршалл и Эвенхайс даже не были первыми. Попытки описать новые виды без типов (точнее, без переданных в коллекции экземпляров) были и до них, в основном среди зоологов позвоночных. Наиболее известен случай с описанием в 2009 году нового вида галапагосских игуан Conolophus marthae, когда авторы, Габриэль Жентиль и Говард Снелл, заявили, что численность нового вида крайне низкая, территория, на которой он обитает, крохотная, и они полагают невозможным изъятие даже одного экземпляра из природы, а потому выделяют «живой голотип». Крупный самец игуаны был пойман, во всех необходимых местах обмерян и сфотографирован, получил вживлённый в лапу пассивный транспондер – и был выпущен на волю. Теперь, писали авторы, местонахождение голотипа всегда можно установить, а в коллекцию он будет передан после своей естественной гибели. Было описано и три вида обезьян, у которых типовой экземпляр тоже отделывался фотосессией, а в коллекции шли в лучшем случае образцы крови и шерсти (а при их отсутствии видовая самостоятельность подтверждалась в том числе молекулярной последовательностью добытой из фекалий ДНК). Причиной тоже была как редкость видов, так и то, что описание нового крупного позвоночного, несомненно, важно. Вот была редкая встреча – и что же, ждать теперь неизвестно сколько добытого экземпляра, когда уже имеющегося материала хватает для чёткого описания отличий? Так что вопрос назревал, и ясно было, что в какой-то момент он встанет во весь рост.
      Но именно статья Маршалла и Эвенхайса, а так же последовавшая за ней дуплетом вторая статья с участием всё того же Маршалла и описанием ещё одной «фотомухи», вызвала взрыв. То ли количество перешло в качество, то ли дело в том, что оба описания сопровождались обширными теоретическими комментариями, настоящим (и ярко написанным, при всей сухости академического стиля) манифестом фото-описаний. Авторы явно старались максимально заострить проблему – и преуспели в этом.
      Споры, как уже было сказано, начались нешуточные. Они выплеснулись далеко за пределы специалистов по тем конкретным группам, в которых были описаны «typeless species», и на обеих сторонах отметились систематики первой величины. Становилось ясно, что требуется какое-то официальное решение на этот счёт, и оно появилось. В марте 2017 года Международная комиссия по зоологической номенклатуре опубликовала Декларацию № 45 об уточнении рекомендаций Кодеса зоологической номенклатуры. (Декларации Комисии вступают в силу немедленно, и действуют до тех пор, пока не будут окончательно одобрены либо отклонены Международным союзом биологических наук. Так что сейчас она в силе.) Суть декларации такова, что описание новых видов без «носителей имени» в виде сохранённых типовых экземпляров крайне, крайне нежелательно, но в принципе допустимо. Далее следуют несколько уточнений, требующих от автора, решившегося на такой шаг, предпринять определённые действия, в частности, подробно объяснить, из-за каких причин (технических либо природоохранных) сбор и сохранение типа были невозможны, и почему вид надо всё-таки описывать сейчас, не дожидаясь возможного пополнения коллекций, и поясняющих, какие дополнительные материалы (вроде фото высокого разрешения либо результатов сиквенса ДНК) должны сопровождать такое описание. То-есть, хоть и обвешанная кучей "но", принципиальная допустимость таких описаний признаётся. А оттрактовать ту же "техническую невозможность поимки" при желании можно широко. И, главное, здесь оказываются задействованы критерии, не имеющие чётких границ. Вот когда именно возникают достаточные «технические причины и природоохранные соображения»? И как оценить убедительность рассуждений о том, почему именно в данном случае «формальное наименование таксона крайне необходимо»? Эти вопросы остаются на усмотрение авторов (и, что важно, рецензентов научных журналов), и как они будут решаться, может показать только практика (которой пока попросту ещё не накопилось).
      Морские биологи в этих спорах практически не участвовали, но есть основания подозревать, что они могут и не остаться в стороне от новшества. Ибо, скажем, для тех же глубоководных желетелых планктонных животных этот вопрос тоже встаёт во всей красе. Особенно сейчас, когда под водой орудуют не только «слепые» забортные орудия лова, но и вполне зрячие подводные аппараты, как обитаемые, так и телеуправляемые, снабжённые замечательными фото- и видеокамерами. И потрясающие по подробности и информативности снимки неизвестных науке видов глубоководных медуз и гребневиков возникают с завидной регулярностью. Но попробуй их поймай... Даже если удастся как-то засосать подобный экземпляр в стакан пробоотборника, к поверхности с немалой вероятностью удастся доставить лишь несколько ошмётков слизи. При этом формально мы получим тот самый "коллекционный экземпляр", но дело-то будем иметь всё равно с фотографией. И даже вынутые из воды желетелые (не все, но многие!) могут плохо сохраняться в коллекциях. Не случайно одним из предвестников нынешних описаний без коллекционного образца была вышедшая в 1988 году статья про новый вид гребневиков Leucothea pulchra, которого вполне успешно ловили, но... Её автор, Джордж Мацумото, честно написал, что голотипа у него нет, а описание сделано по прижизненным съёмкам этого «прекрасного и экологически важного организма», ибо так и не удалось подобрать фиксатор, в котором нежные ткани гребневика не распадались бы в слизь. Тогда эта статья прошла незамеченной, и вспомнили о ней только во время недавних споров. Так что в глубинах океана возможности применения таксономических новшеств возникают вполне серьёзные. Хотя пока никто не пытался их применять. Пока? ...Подводные аппараты висят в чёрной воде океанских глубин, глядя стеклянными глазами на медуз и с интересом прислушиваясь к спорам наверху...

Упомянутые статьи:

      Stephen A. Marshall, Neal L. Evenhuis. 2015. New species without dead bodies: a case for photo-based descriptions, illustrated by a striking new species of Marleyimyia Hesse (Diptera, Bombyliidae) from South Africa // ZooKeys. Vol. 525, p. 117–127.
      Gabrielle Gentile, Howard Snell. 2009. Conolophus marthae sp.nov. (Squamata, Iguanidae), a new species of land iguana from the Galápagos archipelago // Zootaxa. Vol. 2201, p. 1–10.
      Lonsdale O., Marshall S.A. 2016. Revision of the family Nothybidae (Diptera: Schizophora) // Zootaxa. Vol. 4098, p. 1–42. (Если надо, то описанную здесь вторую «фотомуху» зовут Nothybus absens).
      George I. Matsumoto. 1988. A new species of lobate ctenophore, Leucothea pulchra sp. nov., from the California Bight // Journal of Plankton Research, Vol.10 no. 2, p. 301–311.


 
Tags: science, typeless_species
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments