Прохожий (prokhozhyj) wrote,
Прохожий
prokhozhyj

В.В. LXXX

 
      А не буду я ничего писать. Просто две его вещи...

       
        Все года и века и эпохи подряд
        Всё стремится к теплу от морозов и вьюг.
        Почему ж эти птицы на север летят,
        Если птицам положено только на юг?

        Слава им не нужна и величие.
        Вот под крыльями кончится лёд,
        И найдут они счастие птичее,
        Как награду за дерзкий полет.

        Что же нам не жилось, что же нам не спалось?
        Что нас выгнало в путь по высокой волне?
        Нам сиянья пока наблюдать не пришлось.
        Это редко бывает – сиянья в цене!

        Тишина. Только чайки – как молнии.
        Пустотой мы их кормим из рук.
        Но наградою нам за безмолвие
        Обязательно будет звук.

        Как давно снятся нам только белые сны,
        Все иные оттенки снега замели.
        Мы ослепли давно от такой белизны,
        Но прозреем от черной полоски земли.

        Наше горло отпустит молчание,
        Наша слабость растает, как тень.
        И наградой за ночи отчаянья
        Будет вечный полярный день.

        Север, воля, надежда, – страна без границ,
        Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.
        Вороньё нам не выклюет глаз из глазниц,
        Потому что не водится здесь воронья.

        Кто не верил в дурные пророчества,
        В снег не лег ни на миг отдохнуть,
        Тем наградою за одиночество
        Должен встретиться кто-нибудь.

                                                                1972.
       

        Я никогда не верил в миражи,
        В грядущий рай не ладил чемодана, –
        Учителей сожрало море лжи –
        И выплюнуло возле Магадана.

        И я не отличался от невежд,
        А если отличался – очень мало, –
        Занозы не оставил Будапешт,
        А Прага сердце мне не разорвала.

        А мы шумели в жизни и на сцене :
        Мы путаники, мальчики пока, –
        Но скоро нас заметят и оценят.
        Эй! Против кто? Намнём ему бока!

        Но мы умели чувствовать опасность
        Задолго до начала холодов,
        С бесстыдством шлюхи приходила ясность –
        И души запирала на засов.

        И нас хотя расстрелы не косили,
        Но жили мы, поднять не смея глаз, –
        Мы тоже дети страшных лет России,
        Безвременье вливало водку в нас.

                                                        1979 или 1980.

 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment