June 15th, 2015

normal

Северный порт Ярославского вокзала

 
      В "Кораблях на московских домах" явно настала пора дать какой-нибудь корабль посолиднее. И потому мы отправляемся на Комсомольскую площадь, 5. На Ярославкий вокзал. Нынешнее здание вокзала было построено в 1862 году, но в 1902–1904 годах Ф.О. Шехтелем к нему был пристроен новый фасад с залом ожидания, решённый в неорусском стиле с элементами северного модерна. Тогда же там появилась лепнина, решённая в том же ключе. Например, на фасаде вокзала сидит замечательная группа чаек (см. 4 выпуск "Птиц на московких домах"). В нише фронтона над входом в вестибюль изначально располагались гербы Москвы, Архангельска и Ярославля, но после 1917 года Георгий Победоносец и Михаил Архангел на одном из главных вокзалов Москвы оказались неуместны (ярославский медведь с секирой пострадал за компанию). Лепнина была заменена. Судя по всему, это произошло во время послевоенной реконструкции вокзала в 1946–1947 годах, проводившейся под руководством архитектора А.Н. Душкина и скульптора И.С. Ефимова, тогда новые барельефы оказываются работой последнего. Новая лепнина так же сохранила приполярный колорит, и, в частности, на левой её части изображён какой-то северный порт, в котором разгружается большое грузовое судно.

Collapse )


      NB: в новую композицию барельефа включён герб СССР с шестью перехватам ленты на колосьях, что соответствует числу республик Союза до 1936 года. Однако герб долго оставался в старой конфигурации и после увеличения их числа, и получил новые витки ленты только 26 июня 1946 года Указом Президиума ВС СССР. Так что то, что на барельефах 1946 года могла быть изображена ещё его старая версия, оказывается вполне закономерным, и она не противоречит предположению об авторстве И.С. Ефимова. Однако я был бы благодарен за точное подтверждение этого, сам я его не нашёл.

К.м.д.–16 
В редакции от 29.10 2018 г.
Карта, Σ  
normal

Дыбр сучий

 
      Значит, приполз я с работы (кстати, не знаете, кто спёр в Москве весь воздух?), свистнул сученек, взял пилу и пошёл выпиливать кол из Норостроя, о котором давеча писал. Не понадобилось: кол за день исчез, а нора углубилась настолько, что рукой до её конца я уже не достаю. Не думаю, что постарался кто-то из хозяев: выворотить его, не повредив своды, было сложно. Очевидно, кто-то выкопал,и, судя по отсутствию валяющегося кола, гордо унёс в зубах.