April 23rd, 2012

normal

"Неясыть-птица" Рогожского Посёлка

 
      Итак, очередное продолжение "птиц на московских домах". В Рогожской слободе Москвы, на улице Рогожский Посёлок (дом 29, стр. 1), стоит красивейший 65-метровый старообрядческий храм-колокольня во имя Успения Пресвятой Богородицы (изначально – во имя Воскресения Христова), выстроенный по по образцу старинных русских столпообразных храмов в 1912–1913 годах, в память распечатания алтарей старообрядческих рогожских храмов после царского Октябрьского манифеста 1905 года (посвящённого усовершенствованию государственного порядка, и в том числе веротерпимости).



Collapse )

      Как сказано тут, строил храм архитектор Ф.Ф.  Горностаев. На обоих фасадах с двух сторон колокольни бросается в глаза ажурно украшенная Collapse ). По многим источникам гуляет странная фраза, что-де украшена звонница "изображениями сказочных райских птиц Сирина, Алконоста и Гамаюна". Что, конечно, не так. (А между тем эта фраза была и в "Википедии", пришлось править. Интересно, откатят назад, или нет?). Две маленькие птицы по краям кокошника над звонницей, конечно, вполне могут оказаться и райскими, во всяком случае, на сказочных они похожи, но никак не из этой троицы.


      Вторая боковая птица там такая же, только смотрит в другую сторону. А вот центральная птица...


      Изображена она, конечно, не слишком зоологически точно, но опознаётся однозначно. На центральной розетке барельефа над звонницей сидит пеликан, кровью кормящий детей своих. Знакомый уже символ самоотверженной родительской любви и воспитания: он встречался нам на строениях Воспитательного дома.
      В наши дни этот символ окончательно связался с педагогикой, однако можно вспомнить, что раннехристианские писатели сравнивали пеликана, питающего своей плотью и кровью потомство, с Иисусом Христом, пожертвовавшим кровью своей ради спасения людей (см.). И тогда становится понятно, почему он появился на старообрядческой церкви. Только тут пеликан ещё попирает ногами змею. Collapse ). И вот тут, разобравшись с собственно барельефом, мы плавно переезжаем к неясыти. Ибо по бокам пеликана на колокольне тоже крупно написано: "неясыть птица".
      Собственно, удивительна эта надпись тоже только для нас сегодняшних, привыкших, что неясыть – это сова. А в старые времена это слово употреблялось куда шире. Как сказано в "Славянском бестиарии" доктора филологических наук из Института славяноведения РАН О.В. Беловой (М.: "Индрик", 2001, 320 с.), "славяне были склонны объединять под одним именем белого пеликана, журавля и аиста. [...] "Бусюл, или боцан жеравль бѣлыi или стергъ, или неѧсыть все то едино" (см.). Слово "неясыть" в смысле "пеликан" употребляется и в некоторых старых текстах (можно глянуть поисковиком тут), и даже вспоминается в некоторых словарях: у Даля (см.), у Фасмера (см.), и в других (см.). Ну и тут, стало быть, тоже. Вот и вся история с неясыть-птицей.

      Изображения пеликанов одинаковы на обоих фасадах колокольни, а вот изображения змеи чуть-чуть отличаются, как это можно увидеть, взглянув на Collapse ).

      Вот. И на этом я сегодняшний выпуск закончу, и так большой получился. Спасибо user_elis за подсказанный адрес.