January 5th, 2011

normal

Птичье

 

      Вылез сегодня в сквер на Яузских воротах, воздухом подышать. И обнаружил там некоторую жизнь: на дереве сидел рябинник, а две лазоревки тормошили оттаявшие (ура!) серёжки на берёзе, только сор летел. А ещё я краем глаза заметил, как где-то вдали, примерно над Николоямской, пролетела плотная стайка кого-то некрупного. Причём для рябинников она была слишком плотной, они обычно рыхлее летают. Вот сижу и думаю, уж не свиристели ли это были? Они сейчас по Москве встречаются... но в центре их этой зимой я пока не видал.
      А вообще потихоньку вытаивают изо льда ягоды, и падают, падают льдинки с ветвей деревьев (но бóльшая часть веток ещё во льду). Про что (и про рябинника заодно) три картинки под катом. Collapse ).

 
normal

Вопрос залу

 
      Вспомнил по случаю классический отрывок из Маяковского, и вдруг озадачился. Отрывок, собственно, этот:
  "Поэзия –
           та же добыча радия.
   В грамм добыча,
              в год труды.
   Изводишь
          единого слова ради
   тысячи тонн
           словесной руды."

      А озадачился вот чем: а для чего, собственно, кроме радиохимических опытов Кюри и Хлопина, был нужен радий в 20-е годы прошлого века? Гугль как-то не помог. Может быть, знает кто?