June 3rd, 2009

normal

Nostalgic


      За навеянным одной песней разговором о том, что терминатор – это не только Шварцнеггер, но имеет и другие значения, полез в шкаф за "Условным рефлексом" Лема (ибо там я когда-то впервые встретил это слово). И ненароком осел перечитывать. Да... К чему я всё это? А к катодному "зелёному мотыльку", сообщавшему, что человек вне лунной станции дышит в своём скафандре, который там в главных героях, вторым после Пиркса. Как он расправлял свои "крылышки" и как схлопывал их в вертикальную полоску, не имея сигнала... Я-то его ещё представляю. У нас на старенькой "Эстонии" такой был, он крылышки расправлял, когда удавалось на станцию какую-нибудь набрести... Обожал с ним играться. И поэтому лемовскую картинку представлял очень ярко. Но сто лет уже таких "мотыльков" не видал. А вот интересно, когда вы видали такого в последний раз, и видали ли? И сильно ли теряет рассказ, если не знать такого "мотылька"? Во времена написания-то он был, наверное, обычной и всем известной вещью...

 
normal

Атмосферное


      Шли сейчас по набережной домой, а впереди, над светящейся тусклым серебром рекой, над жёлтыми огоньками возле Кремля, была чернота, вспухавшая розовыми молниями. И серебрился на фоне черноты шпиль высотки на Котельнической. А за спиной, в разрывах облаков, в голубом небе висела луна. А потом мы свернули с набережной во двор, и посмотрели вверх на светлое небо. И увидали, как через край крыши следом за нами лезет, сгущаясь, чернота, и передний край её тлел оранжевым, так как город под ней включил огни. И край черноты валом накатился на зенит, заставив до неустойчивости запрокинуть голову, и покатился дальше, доедая остатки светлого неба. А потом пришёл Ветер...
      А сейчас вдоль окон волнами несёт дождь, и город затянула серая пелена, и плохо различимы дома на том берегу Яузы. И где-то глухо гремит гром...