October 10th, 2007

normal

Семейные легенды


      Мой дед, Георгий Кибардин, был художником. Много писал на Белом море, на беломорской биостанции МГУ. И вот как-то зимой стоит он на крутом берегу над Великой Салмой и пишет этюд. Где-то неподалёку родители крутятся, молодые ещё, ещё народ какой-то. Вот он пишет и слышит, что сзади подошли и смотрят. А он этого страшно не любил, поэтому из принципа не реагирует и не оборачивается, мол, поймут и уйдут. Ну, за спиной поняли и ушли. Он потом всё-таки обернулся. А на снегу – рысьи следы.

 
normal

Белое

 
      Ну и раз уж вспомнил деда и его беломорские картины, то вот: это где-то конец 50-х / начало 60-х, вид на Великую Салму. Собственно, на место, где потом встанут Клопиные Выселки ББС.



Кликабельно.

©  Г. Кибардин

 
normal

Наблюдение


"У прекрасной мавританки,  
У сестрицы Альмансора,     
Сын родился от Гонсало,     
От кастильского сеньора..." 

      В томе БВЛ, содержащем Песни о Роланде и Сиде, и в открывающей, и в заключительной статьях много говорится об старинных испанских романсах, сюжеты которых часто соответствовали тем или иным эпизодам эпических поэм вроде тех же Песен. Что самое очаровательное, получается, что романсы, во-первых, не предшествуют эпическим поэмам, а вытекают из них, а во-вторых, являются кусочами индивидуального творчества, иногда заметно развивающими те или иные моменты поэмы.
      Так к чему я это всё говорю? Да вот к этому:

Фанфики – вечны!