Прохожий (prokhozhyj) wrote,
Прохожий
prokhozhyj

Ягодный порог

 
      Обнаружил у себя в ЖЖ долг девятилетней давности. Когда-то, рассказывая о работах с биоклассом 520 (тогда) школы в Ковдской губе Белого моря в 2000 году, пообещал я написать пару слов про Ягодный порог. И забыл. Про тогда же обещанных лимнорий сделал, а про порог – нет. Надо исправляться. Времени, конечно, прошло, но порог-то остался. И не думаю, что он сильно изменился за эти годы.
      Собственно, про порог мы когда-то писали. В "Природе" статья была, о четырёх авторах. Ссылка будет внизу, в литературе. Я поискал и нашёл исходный её текст, ещё до журнальной редактуры. Мне он, честно говоря, нравится больше :). Его, подсократив, и дам. Дисклеймер тот же, что некогда был для лимнории: это не байка, а натуральный научно-популярный текст, и в нём много букв (включая латинские) и пара картинок для пущего траффика. Кому интересно, милости прошу.


      "Всё перекаты, да перекаты..." – поёт Александр Городницкий, и мы сразу понимаем, что речь идёт о плавании по реке. Перекаты и пороги, если имеется в виду текущая вода, обычно однозначно ассоциируются с бурными реками. Даже в уважаемых толковых словарях с незначительными вариациями приводится определение порога как "крупного поперечного возвышения (обычно каменистого) речного дна, делающего течение более быстрым и бурным…" (Толковый…, 1939, курсив наш). А между тем пороги, аналогичные речным, существуют и в морях. Возникают они там, где приливно-отливные течения врываются в полузамкнутые заливы (и выходят из них) через мелкие неширокие проливы с тем самым поперечным возвышением дна – на сей раз морского. Легко догадаться, что население моря в таких необычных местах должно как-то отличаться от окружающего. Об одном из таких порогов – Ягодном пороге в Ковдской губе Белого моря – мы и хотим вам рассказать.
      Ковдская губа расположена за Полярным кругом на Карельском берегу Кандалакшского залива Белого моря на 66°41'–66°45' с.ш. Она вытянута в широтном направлении. Внешняя её часть лежит напротив устья реки Ковды и расположенного здесь одноимённого села. Очертания губы довольно причудливы (см. карту), и легче всего описать их, как кольцо морских проливов разной ширины, окружающих относительно крупный остров Олений. Каждый участок «кольца» имеет свое название – севернее Оленьего острова это Горелая губа глубиной до 20 м и мелководный залив Бродки, южнее – Старцева губа (тоже относительно глубокая), оканчивающаяся отделенным от её основной части мелководным заливом – кутом. Ещё одна часть водяного «кольца», связывавшая раньше эти губы – так называемое Канское море (флажок на карте) глубиной до 12–15 м, в 1979 г. было отрезано от вершины Горелой губы дамбой (стрелка на карте). Кольцо оказалось разомкнутым, поскольку небольшая, метрового диаметра труба, положенная под насыпью дамбы, не обеспечивает реальной возможности для перемещения морской воды. Так что теперь в Канское море соединяется только со Старцевой губой – через мелководный Ягодный порог (звёздочка на карте), на котором во время прилива и отлива возникает настоящая стремнина с бурунами.
      В начале XX века Ковдскую губу (включая Горелую губу и Канское море) подробно обследовала многолетняя экспедиция Юрьевского университета под руководством проф. К.К. Сент-Илера. Существующие описания этих работ (см. список литературы), хотя и не дают полной картины донного населения губы в те годы, позволяют представить некоторые характерные его черты. Со времён этих работ гидрология Ковдской губы претерпела существенные изменения […]. (NB: про эти изменения и про наши с работы по их выявлению я уже писал, и тут повторяться не буду. Напомню только, что с последних десятилетий XX века в губе проходит летняя практика биокласса 57–520–179 школ). Долгие годы ребят знакомили в основном с населением открытой части Ковдской губы и ближними небольшими островами, и вот в августе 2000 года пришёл черед кутовых участков. Готовя экскурсию на лодках в район Канского моря, мы в первый раз серьёзно озаботились существованием мелководного порога на подходах к нему (о нём мы знали из рассказов местных жителей и записей Сент-Илера) – он представлялся серьёзным препятствием на пути. И действительно, при непосредственном знакомстве с порогом выяснилось, что пройти его на лодках довольно трудно. Но одновременно выяснилось и главное – то, что этот порог сам оказался потрясающе интересным объектом. Поэтому, продолжая запланированные исследования, мы особое внимание уделили ему и его непосредственным окрестностям.
      Ширина пролива, в котором расположен порог, при полной воде составляет примерно 150 м, при малой воде она сокращается до примерно 40 м (за счёт очень широкой зоны осушения – литорали). Собственно порог – это перекат через гряду, пересекающую широкой дугой пролив. Глубина воды над грядой при максимальном отливе – 40–50 см, отдельные валуны обсыхают. Ближе к северо-восточному берегу пролива эта, до того очень ровная по высоте гряда прерывается, здесь есть несколько крупных камней, между которыми дно даже при минимальной воде находится в 40–80 см под водой. Это и есть главные "ворота", которыми местные жители иногда проходят на моторках при достаточно высокой воде. Протяжённость участка с наиболее сильным течением – примерно 50 м, дальше от порога течение постепенно ослабевает за счёт увеличение глубины стрежневой части и за счёт боковых завихрений, направленных обратно по отношению к основному течению. При отливе через порог идёт сильный поток из Канского моря. При этом слышен рёв воды на перекате, усиливающийся при приближении минимума отлива, а у камней возникают белые буруны. Охарактеризовать силу течения можно тем, что наша деревянная двувёсельная лодка, попав в него во время очередного обследования порога, полностью потеряла управление, и её движение в небольшой степени удалось корректировать только тогда, когда двое взрослых участников экскурсии мужского пола повисли за бортом и, держась за лодку, отталкивались ногами от "встречных" камней. При этом немалую силу имеют и упомянутые выше боковые течения, направленные против потока на стрежне. Чем меньше глубина и чем ближе момент минимума воды, тем громче ревёт порог. За несколько минут до минимума воды течение начинает замедляться, затем вода в стрежневой части пролива останавливается, и уже через минуту начинается её обратное перемещение – из Старцевой губы в Канское море. Уже через 10-15 мин сила течения заметно нарастает и буруны появляются вновь, только теперь на другой стороне камней. Как и во времена Сент-Илера, заплывать на стрежень порога можно только в минимальную или максимальную воду, в 10-15-минутный интервал, соответствующего минимальной скорости течения в период смены его направления. По средней воде порог, пусть и с большими затруднениями, можно преодолеть только держась как можно дальше от стрежня, под юго-западным берегом пролива.
      Каменистая гряда, образующая порог, вся покрыта водорослями: зелёными Enteromorpha compressa, E. intectinalis, Monostroma fuscum, бурыми Fucus vesiculosus, F. inflatus, Chorda tomentosa, Pylaiella litoralis, Phyllitis fastia, Ascophilum nodosum, и красными (багрянками) Rhodophilis dichotoma, Ahupheltia plicata, Polysyphonia urceolata. Интересно, что багрянки здесь проникают на очень малые, не типичные для них глубины, а два первых их вида не встречены в других местах кута Ковдской губы. Литораль (зона, обнажающаяся при отливе), как и поверхность камней на самом пороге, почти сплошь укрыта щётками мидий Mytilis edulus, и весь порог представляет собой одну большую мидиевую банку. На камнях – очень мощные поселения "морских желудей" – усоногих рачков Balanus balanoides. Их желтовато-белые конические, конические, закрывающиеся при отливе домики покрывают вертикальные участки камней в несколько слоёв. Встречаются на пороге и другие беспозвоночные-фильтраторы – губки и кустики гидроидных полипов. На одном из камней мы нашли малька пинагора – брюшные плавники этой рыбы преобразованы в присоску, позволяющую ей и при сильном течении удерживаться на облюбованном валуне.
      На подступах к порогу со стороны Старцевой губы, там, где течение ещё достаточно сильно, дно поросло "морской капустой" ламинарией двух видов: в основном Saccharina latissima (бывшая Laminaria saccharina, переименована в Lane et al, 2006) и красиво изрезанной Laminaria digitata, которая приурочена только к самой стремнине. В других местах внутренней части Ковдской губы L. digitata не встречается и за все годы наших летних практик была найдена только у внешних островков Ковдского рейда. Глубина воды над зарослями ламинарий у Ягодного порога при максимальном отливе – метр-полтора, что тоже необычно мало (как и в случае с багрянками). Поле ламинарий тянется в сторону кутовой части Ковдской губы (на юг, а затем на юго-восток и восток) не менее чем на 300–400 м.


      Поскольку в этом месте сохраняется сильный проток воды, на ламинариях, так же, как и на самом пороге, обитают преимущественно животные-фильтраторы. Но, в отличие от переката, здесь эта экологическая группа представлена в первую очередь не мидиями и балянусами, а асцидиями и губками. Однако и мидии не исчезают полностью. Кроме Mytilis edulus здесь присутствуют Musculus laevigatus и Modiolus modiolus (редко встречающийся в Ковдской губе).
      Ягодный порог оказывается неким "оазисом" со значительно большей биомассой донных беспозвоночных, чем окрестные воды. Это было хорошо заметно и благодаря необычно высокой для этих мест концентрации птиц, питающихся морскими беспозвоночными и рыбой. Здесь в конце июля и в первой половине августа держались не менее 150 гаг Somateria mollissima (очевидно, что часть птиц при учётах была пропущена). Обилие моллюсков и небольшая глубина позволяли им не тратить энергию на глубокое заныривание – стая неторопливо паслась в непосредственной близости от порога, в основном со стороны Старцевой губы, а при появлении одиночных моторных или весельных лодок гаги так же не торопясь уходили от них между небольшими островками. Группировка эта была на порядок более крупной, чем скопления подросших выводков гаг в других участках Ковдской губы. Здесь же, почти не смешиваясь с гагами, постоянно держалась группа турпанов (Melanitta fusca) из примерно 110 птиц. Главным местом их кормёжки была стрежневая часть опять же со стороны Старцевой губы. Если гаги встречались нам и в нескольких других участках Ковдской губы, то о турпанах можно заявить с полной уверенностью – вся Ковдская группировка в августе сосредоточилась именно на Ягодном пороге. И здесь же периодически отмечались от 2–3 до 8 больших крохалей (Mergus merganser) – специализированных рыбоядных уток, найденных нами ещё только на реке Ковде. Концентрировались на берегах порога и кулики-сороки (Haematopus ostralegus). Эти крупные, чёрно-белые кулики с красными лапами и клювом представляют собой почти обязательное украшение местных морских берегов, но нигде в окрестностях они не собирались на небольших участках так плотно: удавалось одновременно видеть до 26 птиц на литорали размером 150×30–50 м. Наконец, на самом пороге суетились многочисленные кулички-перевозчики (Actitis hypoleucos) – одновременно до 14 птиц типичным для них образом перемещались по камням и склёвывали нечто очень мелкое с поверхности несущейся мимо морской воды. В других местах – на берегах реки и, изредка, на морских побережьях они строго следовали правилу "больше двух не собираться".
      Можно заключить, что Ягодный порог – привлекательное место и для орнитолога, и для альголога, и для специалиста по беспозвоночным животным.Что же обеспечивает высокое биологическое разнообразие этого места? Большой объём воды, несущий соотвествующее количество взвешенных органических частичек, весь проходит здесь в непосредственной близости от дна, что позволяет развиться мощному биофильтру из процеживающих воду донных беспозвоночных, вылавливающих эту проносимую органику. В то же время сильный поток воды вымывает весь осадок, что с одной стороны, исключает из экологического спектра сообщества роющих животных, но с другой – создаёт оптимальные условия для видов-обрастателей (к которым, кстати, и принадлежат упомянутые выше фильтраторы). Хорошая аэрация создает условия для обитания нуждающихся в большом количестве кислорода форм, что добавляет в общую копилку еще порцию видов. Приповерхностные слои воды, не застаивающиеся ни на минуту, не успевают прогреться, что позволяет поднятся на небольшие глубины чуствительным к температуре организмам. Здесь мелко, а значит водоросли получают повышенное количество света, и могут дать больше биомассы. Так что оснований, на которых могут строиться и, конечно, строятся трофические пирамиды разного размера, достаточно. А подвижные позвоночные (рыбы и птицы, и даже замеченный вблизи порога тюлень) могут появляться здесь, как в столовой, что и наблюдается, по крайней мере для пернатых. Да и местные рыбаки, несмотря на удаленность этого места от поселков, регулярно обнаруживают себя, забрасывая удочки то выше, то ниже порога.
      […]. Как уже говорилось в начале, сооружение дамбы между материком и Оленьим островом в 1980-х годах разомкнуло сплошное кольцо течений, и теперь морская вода при приливах и отливах двумя независимыми языками входит в Старцевскую губу и Канское море с одной стороны от этого острова и в Горелую губу и Бродки – с другой. Как показали наши работы в Горелой губе (Виноградов и др., 2001), в ней, судя по всему, намечается некоторая тенденция сдвига структуры донного населения в сторону илистых форм, причем чем дальше от устья губы, тем сильнее. Нами не были встречены обычные (судя по сборам Сент-Илера) в Горелой губе в начале XX века мшанки, брахиоподы Rhynchonella, гидроиды Campanularia, альционарии, актинии, то есть виды, приуроченным к местам с проточной водой, и, возможно, на их исчезновение повлияло прекращение прямого протока воды через Горелую губу. (Другое возможное объяснение – негативное влияние щепок и кусков древесной коры, в массе (более 1 кг на лов драгой) оказавшихся на дне губы в результате работы лесозавода на о. Оленьем. Щепки в донных пробах присутствовали здесь и во времена работ Сент-Илера, однако за прошедшие годы их, вероятно, стало намного больше). Канское море и в начале XX века было всё заселено типичной иловой фауной (Сент-Илер, 1913). Ныне, когда оно, полностью отрезанно от былого протока воды через Горелую губу, эти его черты могут только усиливаться. И только Ягодный порог с его своеобразными условиями остался, судя по всему, неизменным и выполняет роль рефугиума для ряда видов водорослей и животных, оставаясь единственным местом их обитания в кутовой части Ковдской губы.

Л и т е р а т у р а


      Толковый словарь русского языка / ред. проф. Д.Н. Ушаков. 1939. Т. 3. М.: Гос изд-во иностранных и национальных словарей. 712 с.
      Сент-Илер К.К. 1909. Отчёт об экскурсии на Белое море студентов-естественников Юрьевского университета летом 1908 года // Учёные записки Императорского Юрьевского университета. 17 (3): 1–67.
      Сент-Илер К.К. 1912. Отчёт об экскурсии студентов-естественников Императорского Юрьевского университета на Белое море летом 1911-го года // Учёные записки Императорского Юрьевского университета. 20 (2): 1–24.
      Сент-Илер К.К. 1913. Отзыв об "Отчёте А.И. Александрова, командированного Физико–Математическим факультетом для занятий по зоологии на Белое море летом 1912 года" // Учёные записки Императорского Юрьевского университета. 21 (10): 1–13.
      Виноградов Г.М., Кобузева И.А., Сорокина О.С., Куприянова Е.А., Литвинова Е.Ю., Калякин М.В., Маколин О.И., Нигматов А.А. 2001. Современное состояние донных сообществ Ковдской губы Белого моря. 1. Канское море и Горелая губа. // Состав и структура морского донного населения: сборник научных трудов (Ред. А.П. Кузнецов и О.Н. Зезина). М.: Изд-во ВНИРО. С. 110–117.
      Виноградов Г.М., Калякин М.В., Кобузева И.А., Куприянова Е.А. 2001. Белое море, Ягодный порог... // Природа. № 8 (1032). C. 37–42.
      Lane Е.С., Mayes C., Druehl L.D., Saunders G.W. 2006. A multi-gene molecular investigation of the kelp (Laminariales, Phaeophyceae) supports substantial taxonomic re-organization // Journal of Phycology. 42 (2): 493–512.

      Фотографии О.И. Маколина (буруны на пороге) и Г.А. Соколовой (Г.М. Виноградов с ламинарией).
      Pdf журнала есть тут
.

 
Tags: science, Белое, биокласс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments